НБКР должен отпустить сом в свободное плавание, а не закрывать обменные пункты

27 августа 2015 года, 10:06 Данияр Айтман

На прошлой неделе казахский тенге потерял в один день более четверти своей стоимости относительно доллара. В отсутствии валютных интервенций Национального Банка Кыргызстана (НБКР) вслед за тенге стал обесцениваться и кыргызский сом. В кыргызстанском обществе обострились страхи перед надвигающимся падением курса сома. Однако, есть веские основания считать, что текущий курс сома является завышенным, и поэтому обесценение сома нужно не бояться, а приветствовать.

Так считает международный специалист по экономике и финансам Данияр Айтман. Почему? Читаем далее в его материале, подготовленном специально для финансового портала Акчабар.

За последний год сом укрепился к валюте своего главного экономического партнера, российскому рублю, примерно на 60% в результате того, что обесценение сома к доллару значительно отставало от обесценения рубля.

Сильный курс валюты понижает стоимость импортных товаров и повышает стоимость внутренних факторов производства (рабочей силы, земли, услуг). В результате выигрывают потребители, а проигрывают производители. Но если высокая стоимость отечественных факторов производства не компенсируется их высокой производительностью, то проигрывают все, так как национальное производство становится не конкурентоспособным на международном рынке, что неминуемо приводит к сокращению внутреннего валового продукта, доходов и потребления. Потеря международной конкурентоспособности особенно пагубна для Кыргызстана, являющегося маленькой открытой экономикой сильно зависимой от международной торговли.

Совершенно очевидно, что производительность в Кыргызстане не могла вырасти за год на 60% по отношению к производительности в России. Поэтому укрепление сома к рублю существенно снизило конкурентоспособность страны на российском рынке.

В чем причина удорожания сома к рублю и тенге? Почему сом до сих пор не обесценился к доллару так же сильно, как эти две валюты?

НБКР неоднократно заявлял, что в отличие от России и Казахстана в Кыргызстане нет объективных предпосылок для обесценения национальной валюты к доллару.

Это утверждение, к сожалению, не совсем верно. Действительно, так как Кыргызстан не является экспортером энергоносителей, снижение цен на нефть, заставившее Россию и Казахстан девальвировать свои валюты, не могло оказать прямого воздействия на курс сома.

Тем не менее падение сырьевого экспорта, девальвации и другие экономические проблемы в России и Казахстане объективно создали мощное понижающее давление на курс сома. Это связано с тем, что основными источниками поступления иностранной валюты в Кыргызстан, помимо экспорта золота и международной финансовой помощи, являются денежные переводы из России и Казахстана, а также экспорт в эти государства.

Экономические трудности в ЕАЭС ведут к снижению экспортных поступлений и денежных переводов из этих стран. Так, за 6 месяцев 2015 года денежные переводы трудовых мигрантов в Кыргызстан сократились в долларовом выражении на 23%, что существенно сократило предложение долларов на валютном рынке страны.

Это говорит о том, что с прошлого года существует объективный тренд на понижение курса сома и что, ввиду ожидаемых проблем в экономиках России и Казахстана, этот тренд продолжится в будущем.

Тогда почему же курс сома к доллару не снизился так же сильно, как курсы рубля и тенге?

Возможно, потому, что внешние заработки Кыргызстана более устойчивы к внешним шокам. Например, хотя курс рубля к доллару упал почти в два раза, денежные переводы из России сократились не так значительно благодаря поистине самоотверженному труду наших соотечественников.  

Но есть и другой фактор, объясняющий относительную устойчивость сома, –  валютная политика НБКР.

Представители НБКР неоднократно заявляли, что сом находится в свободном плавании, и что его курс определяется исключительно рыночным спросом и предложением.

Однако и это утверждение, к сожалению, не совсем верно. По классификации МВФ режим сома — не свободное плавание, а вариант управляемого режима вследствие применения НБКР массированных валютных интервенций.

В 2014 году НБКР потратил на валютные интервенции 516 миллионов долларов, или 23% от объема резервов на начало года. В 2015 году НБКР потратил 135 миллионов долларов, или 7% от объема резервов на начало года.

НБКР утверждает, что валютные интервенции производятся исключительно для сглаживания резких колебаний курса. Сглаживание резких колебаний валютного курса вокруг его справедливого рыночного уровня действительно имеет смысл в Кыргызстане, где экономическая деятельность, расчеты, активы и пассивы слишком тесно привязаны к доллару, и где поэтому сильные флуктуации курса могут привести к дестабилизации экономики и финансовой системы.

Но есть один индикатор, позволяющий утверждать, что НБКР использует валютные интервенции не только для сглаживания курсовых колебаний, но и фактически для противодействия объективным рыночным тенденциям.

Этот индикатор – объем валютных интервенций. В 2014 году НБКР потратил на валютные интервенции 516 миллионов долларов, или 23% от объема резервов на начало года. В 2015 году НБКР потратил 135 миллионов долларов, или 7% от объема резервов на начало года. Эти суммы представляют собой чистые продажи валюты, то есть за вычетом покупок.

Если бы НБКР действительно только сглаживал колебания курса, это не могло привести к таким большим тратам резервов. При колебаниях рыночного курса вокруг равновесного значения (например, в силу сезонных факторов или спекулятивных атак) по определению положительные отклонения сменяются отрицательными, избыточный спрос на валюту сменяется избыточным предложением, соответственно, продажи иностранной валюты НБКР должны быть компенсированы ее последующими покупками.

То что этого не происходит, и что напротив в интервенциях последовательно расходуются огромные объемы валюты, говорит о том, что НБКР занимается сдерживанием объективного рыночного тренда на снижение курса сома.

Следствием этой политики является падение конкурентоспособности страны и  бессмысленная расстрата валютных резервов. Выигрывают в этой ситуации только те самые валютные спекулянты, которых так любит обвинять НБКР.

О том, что НБКР сдерживал падение курса сома в 2014 году ясно заявлено в недавнем отчете МВФ:

Дефицит общего баланса финансировался за счет международных резервов: НБКР продавал иностранную валюту для ограничения устойчивого давления к снижению обменного курса. Чистый объем продаж иностранной валюты составил 516 млн долларов США (примерно 23 процента международных резервов), что позволило ограничить снижение курса сома по отношению к доллару до 20 процентов.

Специалисты МВФ призвали НБКР ограничить валютные интервенции сглаживанием чрезмерных колебаний обменного курса без противодействия рыночным тенденциям.

К сожалению, последняя инициатива НБКР по закрытию обменных пунктов в целях защиты курса сома от валютных спекуляций вызывает сомнения в том, что НБКР прислушался к советам МВФ. Валютные спекуляции, как и любые другие спекуляции, имеют успех только тогда, когда цены отклоняются от справедливой рыночной стоимости.

Спекулянтов кормят не обменные пункты, а сам НБКР, выбрасывая валюту из резервов для поддержания курса и проводя «контрольную распродажу» валюты через банки с государственным участием. Закрытие обменных пунктов - это абсолютно анти-рыночная мера, которая в лучшем случае причинит массу неудобств населению, а в худшем приведет к возникновению черного рынка валюты. 

Кыргызстану необходим переход от управляемого к свободно плавающему курсу сома, что позволит стране защитить свою конкурентоспособность, сохранить жизненно важные валютные резервы и ограничить спекулятивные атаки.

Еженедельные дайджесты Акчабар

Каждую неделю мы будем готовить для вас обзор наиболее важных и интересных событий

Акчабар для iPhone

  • Курсы валют в Бишкеке
  • Новости и аналитика
  • Карта банкоматов
Закрыть

Акчабар для Android

  • Курсы валют в Бишкеке
  • Новости и аналитика
  • Карта банкоматов и сберкасс
Закрыть