Доход КР от ж/д Китай – Кыргызстан – Узбекистан оценивают в $200 млн в год

29.07.2019, 15:22 Акчабар
Доход КР от ж/д Китай – Кыргызстан – Узбекистан оценивают в $200 млн в год

Центр политико-правовых исследований (ЦППИ) совместно с экономистом Азаматом Акенеевым подготовил анализ «Железная дорога Китай – Кыргызстан – Узбекистан. Рациональный подход и избавление от иллюзий – залог успешности проекта».

На недавно завершившемся в Бишкеке саммите ШОС президент Сооронбай Жээнбеков в очередной раз озвучил необходимость скорейшей реализации проекта по строительству железной дороги Китай – Кыргызстан – Узбекистан. Казалось бы, есть повод для оптимизма, если не вспоминать.

Многострадальному проекту исполнилось уже 23 года, он пережил трех глав государств, не говоря о почти трех десятках сменившихся за это время премьер-министров. И каждый раз на самом высоком уровне мы слышали заверения о высочайшей приоритетности данного проекта для Кыргызстана и необходимости его реализации.

Для сравнения, например, за это время Узбекистан построил железную дорогу Ангрен – Пап с крупнейшим в Азии железнодорожным туннелем длиной более 18 км, тем самым соединив железные дороги Ферганской долины с остальной частью республики. Казахстан успел кардинально перестроить всю свою железнодорожную инфраструктуру, построив около 2.5 тысячи км новых железных дорог и став одним из важнейших транзитных сухопутных коридоров на евразийском континенте.

«Кыргызстан же до сих пор не может даже приступить к строительству примерно в 10 раз меньшего участка. Вообще, за все годы независимости страна не построила даже метра новых железных дорог, по-прежнему продолжая использовать примерно 400 км путей, построенных в прошлом веке в составе СССР, и оставаясь тупиковой веткой для железнодорожных сетей соседних государств», – пишет Акенеев.

Мало того, что за эти десятилетия не начат процесс реализации проекта, не достигнуто даже ни одной договоренности хотя бы в виде ничего не обязывающих меморандумов. До сих пор точно не определен ни один из основных параметров дороги, таких как маршрут, ширина колеи и источники финансирования.

- Что нужно сделать для того, чтобы обсуждение и благие намерения не затянулись еще на десятилетия?

- Ключевым фактором является реальное осознание нашими обществом и политиками того факта, что железная дорога по территории нашей республики нужна в первую очередь Кыргызстану, а не кому-то еще. Никто не будет ходить и уговаривать нас реализовать этот проект.

В силу размеров территории и географического положения мы не являемся страной, которую невозможно обойти при организации железнодорожных перевозок из Китая в другие государства Центральной Азии, Кавказа, Ближнего Востока и Европы. Наш транзитный потенциал хотя, несомненно, и существует, но вовсе не является таким уж значительным, как представляется многим отечественным политикам и экспертам. Поэтому именно наша сторона должна наиболее активно продвигать эту инициативу через различные форматы, пока соседние страны еще имеют к ней хоть какой-то интерес.

Тем временем транспортные пути и потоки товаров так и будут обходить Кыргызстан стороной. Сценарий, когда республика из-за непомерных амбиций может остаться в изоляции от железнодорожных трансконтинентальных магистралей, становится все реальнее.

Проект железной дороги Китай – Кыргызстан – Узбекистан не может выполнять одновременно разные по смыслу цели и задачи. Строительство участка транзитной железной дороги через территорию страны и соединение ее северной и южной частей железнодорожным сообщением являются двумя различными по своим целям и назначению проектами, а попытки увязать их вместе в одну инициативу не могут привести ни к чему иному, как к ее провалу.

У Кыргызстана нет денег на «железку»

Важнейшим является вопрос финансирования. У Кыргызстана на сегодня нет и в ближайшей перспективе не будет средств для того, чтобы своими силами осуществить строительство участка железной дороги по своей территории. Это объективная реальность.

Даже самые оптимистичные расчеты показывают, что стоимость подобного строительства превзойдет текущий размер внешнего долга республики, составившего к маю 2019 года $3.8 млрд. Соответственно, реализация проекта возможна только с привлечением ресурсов партнеров по этому проекту. Исходя из этого должна выстраиваться наша стратегия переговоров.

Ключевым подходом при этом должны стать прагматичность и ответственность. Реализация проекта подобных масштабов с участием зарубежных государств должна проходить с самым широким информированием общественности, максимально прозрачно для того, чтобы в будущем избежать политизации вопроса. Строительство железной дороги Китай – Кыргызстан – Узбекистан станет самым крупным проектом в истории независимой КР, по своим масштабам намного превосходящим любые другие крупные стройки.

«​Проект несет в себе не только потенциальные экономические выгоды, но и опосредованно может дать толчок к развитию нацстроительства, формированию нового образа мышления и психологии созидания для всего народа страны. При рациональном и грамотном подходе этот проект будет способствовать объединению нации, показав, что в республике возможно быстрое и существенное развитие экономики, что у нас есть перспективы и потенциал стать настоящим равноправным партнером в глобальных проектах», – отмечает эксперт.

История вопроса

Впервые инициатива строительства железной дороги Китай – Кыргызстан – Узбекистан стала обсуждаться в середине 90-х годов, когда КНР начала строительство железнодорожной магистрали в СУАР и предложила государствам Центральной Азии присоединиться к этому проекту. Маршрут данного проекта предполагал строительство новой железнодорожной линии от Кашгара в китайской провинции Синьцзян до Андижана в Узбекистане через территорию Кыргызстана. Далее дорога должна была через Туркменистан и страны Кавказа выйти на Турцию, Европу, Иран и государства Ближнего Востока.

В 1997 году подписан протокол о создании трехсторонней рабочей комиссии между Китаем, Кыргызстаном и Узбекистаном. В 2002-м представлено первое ТЭО проекта, по которому железнодорожный путь должен быть проложен через Торугарт, пастбище Арпа, далее через Узгенский и Кара-Суйский районы в Узбекистан.

На сегодня данный маршрут является основным при обсуждениях проекта, хотя также предлагались и другие варианты маршрутов через территорию Кыргызстана, например, не через Торугарт, а Иркештам. Согласно предварительным параметрам проекта, сокращение пути из КНР в государства Южной Европы составит порядка 900 км, а сроки доставки товаров уменьшатся на 7-8 суток.

С того времени какого-то значимого прогресса в продвижении проекта не происходило. Отдельные попытки активизировать процесс переговоров сменялись годами затишья.
Наиболее существенным событием, произошедшим с тех пор, стало появление в 2013-м китайской инициативы «Один пояс – один путь». Данная инициатива является сочетанием инфраструктурных проектов, направленных на расширение транспортного сообщения между Китаем и Европой, неотъемлемой частью которой являются строительство и модернизация Евразийской железнодорожной инфраструктуры. Железная дорога Китай – Кыргызстан – Узбекистан по-прежнему должна стать одним из звеньев центральной части маршрута, соединяющего КНР с Ираном, Турцией, Европой.

Проект строительства также включен в стратегию Центральноазиатского регионального экономического сотрудничества – ЦАРЭС-2020 в рамках коридора-2 (Средиземноморье – Восточная Азия), соединяющего Кавказ и Средиземноморье с Восточной Азией. Однако, согласно этой стратегии, проект признан требующим согласования, определения финансовой и экономической целесообразности и поэтому реализуемым только в долгосрочной перспективе.

В последние годы, после смены руководства в РУз, произошло очередное оживление обсуждения проекта. В рамках трехсторонней рабочей группы с участием представителей Узбекистана, Кыргызстана и Китая прошел ряд встреч по обсуждению возможного маршрута, технических и финансовых условий проекта. Озвучивалось, что окончательно данные вопросы будут согласованы к апрелю 2018-го, но даже спустя больше года никакого видимого прогресса по железной дороге не произошло.

В ходе государственного визита председателя КНР Си Цзиньпина в Кыргызстан в июне 2019 года подписаны 19 документов по самым различным сторонам социально-экономического сотрудничества двух стран, однако ничего по проекту железной дороги, кроме дежурных заверений о высокой важности и приоритетности данного вопроса.

Экономические предпосылки

Рынок железнодорожных перевозок из КНР в направлении Европы за последние годы является самым динамичным и продолжающим стремительно развиваться среди остальных железнодорожных сетей мира. Так, по данным Китайской железнодорожной корпорации, с 2011 по 2018 год годовое число отправленных поездов выросло с 17 до 6 тысяч 363 составов, или в 374 раза. В структуре перевозимых грузов основное место занимает номенклатура одежды, обуви, головных уборов, автозапчастей, сельхозпродукции, пищевых продуктов, напитков, древесины, мебели, продукции химической промышленности, машиностроительного оборудования и мелких промышленных товаров.

Согласно докладу ЕАБР, транзитный контейнерный грузопоток из КНР в Евросоюз за 2010-2017 годы вырос с 5.6 тысячи TEU (эквивалент 20-футового контейнера) до 262 тысяч. По мнению аналитиков банка, согласно благоприятному сценарию, в долгосрочной перспективе совокупный грузопоток по оси Китай – ЕАЭС – ЕС может вырасти до 2 млн ТEU в год.

Ключевым условием для дальнейшего роста, по их данным, будут инвестиции в расшивку «узких» мест транспортной и логистической инфраструктуры (строительство дополнительных железнодорожных путей, электрификация участков железной дороги). В настоящее время одним из самых острых барьеров, препятствующих росту контейнеропотока по оси Китай – ЕАЭС – ЕС, согласно докладу, являются недостаточные мощности польских железных дорог и пунктов пропуска на белорусско-польской границе.

- С чем может быть связан такой взрывной и продолжительный рост перевозок железнодорожным транспортом между КНР и Европой?

- Этому способствуют несколько причин. Во-первых, железнодорожные перевозки обладают рядом неценовых преимуществ для грузоотправителей по сравнению с более дешевыми морскими: короткие сроки, регулярность и адресность доставки. 99.7% контейнерных поездов на маршрутах между Китаем и Европой следуют точно по расписанию, а сроки доставки примерно в три раза быстрее по сравнению с морским транспортом.

Во-вторых, рост объемов контейнерных грузов на маршрутах КНР – ЕС во многом обусловлен субсидированием Китая экспортных железнодорожных перевозок, которое осуществляется с целью развития своих внутренних районов, их промышленного и экспортного потенциала, а также диверсификацией экспортных путей. В среднем размер субсидий составляет $3.5 тысячи-4 тысячи на один контейнер, что снижает экономически обоснованный тариф на контейнерную перевозку с $10 тысяч до $5 тысяч.

Фактическое «обнуление» тарифа на провоз контейнера по территории КНР способствовало оперативному переключению грузопотоков китайских экспортеров с морских маршрутов на железнодорожный транспорт. Средний размер субсидий на один контейнер составляет всего 0.3-0.4% от стоимости перевозимого в нем груза. Получаются не очень высокие затраты по сравнению со стоимостью вывозимых грузов и экспортной выручкой.

При этом сегодня доля железных дорог в доставке грузов из Китая в Евросоюз составляет пока еще всего около 1.5%, уступая даже перевозкам автомобильным и авиатранспортом. Более 90% перевозок по-прежнему осуществляются морскими путями.

Основной поток железнодорожных грузов из КНР в европейском направлении идет в настоящее время по территории Казахстана через железнодорожные пограничные переходы Достык – Алашанькоу и Алтынколь – Хоргос и далее через Россию и Беларусь.

По итогам девяти месяцев 2018 года через территорию Казахстана проследовало 3 тысячи 163 контейнерных поезда. Увеличение в направлении Китай – Европа составило 1.4 раза, в обратном – в 1.8 раза. При этом мощности казахстанских железных дорог еще не загружены полностью. Так, к 2020-му АО «КТЖ-Грузовые перевозки» планирует увеличить объем транзитных контейнерных перевозок через РК до 2 млн контейнеров, или почти в 10 раз.

Однако, если посмотреть на карту существующих железнодорожных путей, можно увидеть, что при строительстве участка от Кашгара до Андижана через Кыргызстан появится третий маршрут для доставки грузов по железной дороге из КНР в Европу, а также потенциально в Иран и страны Ближнего Востока. Кроме того, благодаря данному маршруту государства Центральной Азии получат дополнительное прямое железнодорожное сообщение с центральными районами Китая.

Согласно технико-экономическому обоснованию, объем перевозимых грузов по этой ветке может составить до 15 млн тонн в год с ежегодными доходами для Кыргызстана в размере около $200 млн.

Влияние проекта на социально-экономическое развитие Кыргызстана

Недостаток транспортной инфраструктуры является одним из основных ограничений для социально-экономического развития Кыргызстана, в первую очередь промышленности.

В Индексе эффективности логистики Всемирного банка за 2018 год республика занимает 108-е место в мире среди 160 государств.

Существующая железнодорожная сеть, построенная во времена СССР, тяготеет к Казахстану и России, а доступ к прочим рынкам остается во-многом закрытым. Улучшение транспортного сообщения с другими странами может в значительной мере оживить нашу экономику, в особенности отдаленных регионов, через которые будет пролегать маршрут железной дороги Китай – Кыргызстан – Узбекистан.

Согласно экономической модели Института развивающихся экономик Японии, от строительства данной железной дороги наибольшую выгоду получат Нарынская, Ошская и Джалал-Абадская области. Железная дорога также создаст условия для экономически выгодной разработки полезных ископаемых, залегаемых вдоль ее маршрута.

В первую очередь это месторождения железа Жетим-Тоо, алюминиевой руды Сандык, ряд других месторождений золота, угля и редкоземельных металлов. В настоящее время их разработка нерентабельна из-за отсутствия железнодорожного сообщения. Постройка железной дороги позволит разрабатывать данные месторождения как совместно с иностранными инвесторами, так и своими силами.

Предполагается, что при строительстве железной дороги будет создано около 20 тысяч рабочих мест, а затем в ходе ее эксплуатации будет трудоустроено около 2.7 тысячи человек. Реализация проекта таких масштабов обязательно окажет мультипликативное воздействие на развитие других секторов экономики страны.

С учетом предлагаемых вариантов маршрута перевозка внутренних грузов между регионами Кыргызстана по проекту будет осуществляться лишь в небольших масштабах, потому что дорога пройдет в основном по малонаселенной местности и не будет соединять основные экономические центры республики.

Однако строительство данной дороги позволит радикальным образом увеличить транзитный потенциал Кыргызстана и укрепить его позиции как одного из важных игроков на новом маршруте Шелкового пути. Увеличение транзита товаров через нашу территорию окажет положительное влияние на доходы бюджета и будет способствовать решению социальных проблем государства.

Маршрут и колея

Вопрос маршрута железной дороги является одним из главных камней преткновения при переговорах в силу того, что стороны преследуют разные цели. Для Кыргызстана из-за возможности попутного решения проблем социально-экономического развития наиболее выгодным вариантом являются как можно большая длина маршрута по своей территории с максимальным количеством остановок по ходу следования составов и в идеале соединение северных и южных экономических центров страны. Тогда как Китаю и Узбекистану для целей максимизации транзитного потенциала дороги нужен наиболее короткий маршрут с минимальным количеством остановок.

Вопрос колеи является также спорным. Железнодорожные сети Узбекистана, Туркменистана и других республик, следующих далее по маршруту, используют широкую колею в 1 тысячу 520 мм, в отличие от узкой (европейской) колеи в 1 тысячу 435 мм, используемой Китаем. Вопрос смены колес вагонов придется решать в любом случае. В каком месте это будет делаться, неизвестно.

Очевидно, что китайская сторона склоняется к организации этого процесса в районе кыргызско-узбекской границы в благоприятных климатических и технических условиях, а не в приграничной с Кыргызстаном зоне в условиях высокогорья и продолжительных холодных зимних месяцев.

Для нашей республики же желательно максимальное прохождение железной дороги по своей территории по широкой колее, если мы в дальнейшем собираемся использовать этот участок как часть национальной железнодорожной сети. Но вопрос определения ширины колеи не должен становиться непреодолимой преградой для проекта в целом. Кыргызстану следует быть более гибким в этом вопросе, если мы хотим, чтобы этот проект наконец стал реальностью.

Финансирование проекта

Общая стоимость проекта, согласно первоначальному ТЭО, предполагалась в $2 млрд при длине маршрута 268 км. Подсчеты, производимые позже, показали, что цена строительства значительно возросла. Согласно ТЭО от 2012 года, стоимость увеличилась до $6.5 млрд.

Схемы финансирования проекта предполагались разные, включая передачу дороги в концессию китайской стороне, создание совместного предприятия, схему «ресурсы взамен на инвестиции» и финансирование за счет получения кредита от китайской стороны.

Покрытие затрат на строительство дороги, по расчетам ТЭО, должно было осуществляться за счет транзитных сборов за перевозку грузов.

В условиях прогнозной загрузки железной дороги в объеме 10-15 млн тонн грузов в год и применения европейских транзитных сборов понадобятся десятилетия для ее окупаемости. В случае же возникновения каких-либо непредвиденных обстоятельств эти сроки могут растянуться.

Кроме тарифных сборов и положительного влияния на экономическое развитие Кыргызстана, значительную часть опосредствованных выгод от запуска нового маршрута железнодорожного сообщения между Китаем и Европой получат КНР, Узбекистан и другие государства. Однако каким образом КР могла бы монетизировать эти выгоды, пока не ясно, и над прояснением этих вопросов следует работать уже сейчас.

В условиях, когда долги Кыргызстана с учетом внешнего и внутреннего оцениваются в $4.4 млрд и при этом больше одной трети суммы внешнего долга приходится на Китай, брать в кредит несколько миллиардов долларов дополнительного долга представляется нереалистичным.

Также затруднительным с политической и экономической точек зрения является финансирование проекта по схеме «ресурсы взамен на инвестиции». Данная практика негативно показала себя в других странах мира и, вероятнее всего, крайне отрицательно будет воспринята общественностью Кыргызстана, что автоматически поставит под сомнение практическую реализацию проекта.

Таким образом, с учетом риска, что прямые денежные потоки от проекта в виде транзитных платежей не покроют затраты на проект в относительно быстрые сроки, одной из наиболее оптимальных моделей для его реализации является отдача железной дороги Китай – Кыргызстан – Узбекистан в концессию консорциуму, который возьмет на себя поиск и осуществление финансирования проекта без предоставления государственных гарантий и увеличения внешнего долга КР.

Потенциальные риски

Несмотря на растущие в последние годы объемы железнодорожных перевозок из КНР в Европу, проект, возможно, столкнется с сильной конкуренцией со стороны уже построенных железнодорожных путей по территории Казахстана через переходы Достык и Хоргос.

Конкуренция с казахстанскими железнодорожными линиями, которые уже обеспечивают транзитные перевозки и чьи мощности пока остаются недогруженными, может привести к войне железнодорожных тарифов, что потенциально может сократить доходы Кыргызстана от транзитных услуг.

Кроме того, объемы перевозимых грузов в сильной степени зависят от продолжения политики субсидирования китайскими властями экспортных железнодорожных перевозок.

Несмотря на преимущества железнодорожного сообщения по сравнению с морским ввиду более быстрой и точной доставки, последнее имеет несомненные ценовые преимущества. Современный морской суперконтейнеровоз может перевозить одновременно до 20 тысяч контейнеров, тогда как железнодорожный состав – около 100. Таким образом, потенциал роста доли железнодорожных перевозок из Китая в Европу от общего объема перевозимых грузов имеет ограничение по ценовому фактору в отдельных сегментах товаров с относительной высокой стоимостью на килограмм веса.

«Для экономического развития республики необходима реализация крупных инфраструктурных проектов. Географическое положение Кыргызстана дает возможность стать одним из пунктов транзита на маршруте экономического пояса Шелкового пути, включая участие в транснациональных железнодорожных коридорах. Однако нас никто не будет уговаривать или тянуть туда силой. Прошедшие десятилетия показали, что при текущей иждивенческо-потребительской позиции транспортные пути и потоки пойдут и уже идут в обход нашей страны. Пока еще не поздно, мы просто обязаны использовать свои шансы и встроиться в международные логистические и транспортные проекты, что придаст государству мощный импульс для дальнейшего развития», – уверен Акенеев.

Тэги: Кыргызстан железная дорога экономика инвестиции транзит

Еженедельные дайджесты Акчабар

Каждую неделю мы будем готовить для вас обзор наиболее важных и интересных событий

Акчабар для iPhone

  • Курсы валют в Бишкеке
  • Новости и аналитика
  • Карта банкоматов
Закрыть

Акчабар для Android

  • Курсы валют в Бишкеке
  • Новости и аналитика
  • Карта банкоматов и сберкасс
Закрыть
<
×