New York Times: Фиаско на ТЭЦ подчеркивает растущее влияние Китая в ЦА

08.07.2019, 16:54 Акчабар
New York Times: Фиаско на ТЭЦ подчеркивает растущее влияние Китая в ЦА

«Чиновники в Кыргызстане знали, что больше не могут откладывать решение. Старая тепловая электростанция, что обеспечивала почти все тепло и электроэнергию для столицы страны, держалась из последних сил» — так начинается статья, опубликованная газетой The New York Times. Издание пишет, как Китай, дразня перспективой кредита, повлиял на выбор подрядчика для реконструкции столичной ТЭЦ и как авария показала борьбу России и КНР за влияние в центральноазиатском регионе.

В то время, когда чиновники рассматривали конкурсные заявки на реконструкцию ТЭЦ, в Минэнерго и МИД поступили письма из посольства Китая в Бишкеке. В них в качестве «единственного подрядчика» для проекта стоимостью в сотни миллионов долларов настоятельно «рекомендовали» китайскую компанию TBEA, пишет New York Times.

Это было больше, чем просто рекомендация. Китай манил перспективой предоставления Кыргызстану кредита, и ясно дал понять, что должен быть выбран его подрядчик. Полагая, что у них не было выбора, кыргызские чиновники выбрали TBEA, компанию с нескромными амбициями, но скромным опытом в строительстве и ремонте электростанций.

Решение 2013 года предпочесть TBEA более опытной российской компании привело к катастрофе. В прошлом году, вскоре после завершения капитального ремонта теплоэнергоцентраль вышла из строя, оставив большую часть Бишкека без тепла и электричества в сильные морозы.

Разразившийся скандал и последовавшее судебное разбирательство сделали явным тектонический сдвиг, происходящий в экономике и геополитике обширной, богатой природными ресурсами Центральной Азии, которую на протяжении веков Россия считала своей сферой влияния.

Несмотря на демонстративное стратегическое и коммерческое сближение России и Китая, вызванное главным образом напряженными отношениями с США и их западными союзниками, между государствами сохраняется серьезная конкуренция, которую раскрывает случай с реконструкцией ТЭЦ.

«Между Россией и Китаем идет большая скрытая борьба за влияние в Центральной Азии», — приводит издание слова бывшего кыргызского чиновника и эксперта по энергетике Расула Умбеталиева.

По его словам, Россия пользуется большей поддержкой со стороны кыргызского населения, которое часто говорит по-русски и смотрит на Москву как на место работы или учебы, но «у русских нет денег».

Влияние же китайских денег находится в центре судебного процесса в Бишкеке над бывшим премьер-министром Кыргызстана Сапаром Исаковым и другими должностными лицами, обвиняемыми в коррупции, связанной с контрактом TBEA. По данным прокуроров, сфальсифицированные торги и завышенные цены обойдутся Кыргызстану в $111 млн.

Исаков отрицает, что в контракте было что-то подозрительное, и говорит, что ни он, ни какой-либо другой кыргызский чиновник не выбрали TBEA. Выбор был сделан «властями Китая», сказал он в недавнем заявлении из тюрьмы, подразумевая Китайскую Народную Республику.

«И это было правом правительства Китая, поскольку оно и финансировало проект модернизации», — сказал Исаков.

По мнению New York Times, это заявление свидетельствует о том, что Китай, обладающий крупнейшими в мире валютными резервами, может перевернуть игру, поменять правила бизнеса за рубежом, ради своих интересов, независимо от того, что думают местные жители, могут предложить конкуренты.

Депутат Исхак Масалиев считает, что у российского конкурента TBEA — «Интер РАО» — никогда не было шансов.

«С самого начала проект дурно пах, но если бы не было несчастного случая, никто бы этого не заметил», — сказал он.

Сяо Цинхуа, бывший посол Китая в Кыргызстане, сказал кыргызским СМИ, что TBEA была выбрана, потому что это была «авторитетная» компания с «хорошей глобальной репутацией». Комментировать результаты кыргызских расследований он отказался.

«Мы им не мешаем», — сказал он. «Мы уважаем суверенитет Кыргызстана».

Головной офис TBEA в Китае не ответил на неоднократные запросы о комментариях.

Авария на ТЭЦ, постоянные проблемы нефтеперерабатывающего завода, финансируемого Китаем, и гнев кыргызов по поводу угнетения Китаем уйгуров , собратьев-тюрков-мусульман несколько сдержали амбиции Пекина, по крайней мере, временно.

Но Россия боролась за то, чтобы быть конкурентоспособной в том, что стало новой версией, так называемой Большой Игры (борьбы XIX века за Центральную Азию между Россией и Великобританией). Ссылаясь на «неблагоприятную экономическую ситуацию» в России и неспособность обеспечить обещанное финансирование, Кыргызстан в 2016 году отказался от соглашения, позволяющего российским компаниям строить ряд плотин и гидроэлектростанций на севере страны.

У России все еще есть резервы хорошей репутации в бывших советских республиках, и она остается доминирующим игроком в области безопасности в регионе. Во время визита в Кыргызстан в марте Путин добился соглашения о расширении авиабазы, которую российские вооруженные силы использовали с советских времен.

Но, когда дело доходит до строительства дорог, нефтеперерабатывающих заводов и линий электропередачи, Россия остается далеко позади Китая.

Центральная Азия является важной частью Китайской инициативы «Один пояс – один путь», подписной политики Си Цзиньпина, который объявил о масштабной инфраструктурной программе во время визита в Казахстан в сентябре 2013 года. Несколько дней спустя он побывал в соседнем Кыргызстане и сообщил чиновникам в Бишкеке о том, что Экспортно-импортный банк Китая может профинансировать реконструкцию стареющей столичной теплоэлектростанции.

Кредиты банка Кыргызстану с $9 млн в 2008 году увеличились до $1.7 млрд. По некоторым оценкам, стоимость финансируемых Китаем инфраструктурных проектов составляет $2.2 млрд, что составляет почти треть стоимости ежегодного экономического производства Кыргызстана.

Вмешательство Си Цзиньпина, пишет газета, превратило Бишкекскую тепловую энергостанцию ​​в раннее тестирование пояса и пути. Беспокоясь о том, что кыргызские чиновники не будут двигаться быстрее, китайское посольство подтолкнуло их в ноябре 2013 года к началу проекта, повторив настойчивое требование, чтобы TBEA выполнила эту работу, подчеркнув, что «это окончательная позиция китайской стороны».

Предложение о кредите, как сообщило китайское посольство в своем письме в Министерство энергетики и промышленности Кыргызстана, «было одним из основополагающих результатов первого визита главы китайского государства, придавшее важное значение энергетическому проекту столь значимому для кыргызской экономики».

Строительство началось вскоре после этого.

Нурлан Омуркул, бывший на тот момент начальником завода, сказал, что у него есть серьезные сомнения по поводу найма компании без опыта строительства электростанций, но высокопоставленные должностные лица Кыргызстана заставили его принять решение, которое, по его словам, очевидно уже было одобрено.

Тэги: The New York Times Кыргызстан ТЭЦ геополитика КНР Россия

Еженедельные дайджесты Акчабар

Каждую неделю мы будем готовить для вас обзор наиболее важных и интересных событий

Акчабар для iPhone

  • Курсы валют в Бишкеке
  • Новости и аналитика
  • Карта банкоматов
Закрыть

Акчабар для Android

  • Курсы валют в Бишкеке
  • Новости и аналитика
  • Карта банкоматов и сберкасс
Закрыть
<
×