Увеличение налога с продаж: реакция бизнеса

7 августа 2018 года, 14:31 Азиза Бердибаева
Увеличение налога с продаж: реакция бизнеса

В минувшую пятницу министр экономики Олег Панкратов заявил об инициативе увеличения налога с продаж с 2% до 5%, объясняя это тем, что данная мера поспособствует борьбе с теневой экономикой.
 

«Реформирование системы взимания НсП происходит уже три года. На первом этапе отменен НсП для экспортеров. На втором – для субъектов, которые производят расчеты в безналичной форме. В результате НсП фактически стал налогом на наличные расчеты. Именно это и планировалось. Это было сделано в целях сокращения теневого сектора экономики, который и использует наличные платежи в целях сокрытия своих оборотов», - пояснил он.

По словам чиновника, в результате первых двух этапов определенный эффект был достигнут, но ставка налога в 2% для расчетов в наличной форме не может сильно стимулировать теневой сектор для перехода на безналичные платежи.

«В этой связи рассматривалось два варианта: ограничить право бизнеса на осуществление расчетов с применением наличных денег с установлением пороговых сумм или сделать экономически невыгодным применение наличных форм расчетов через усиление фискальной нагрузки на такие платежи (через увеличение ставки НсП).

Мы считаем, что в экономике запретительные механизмы малоэффективны, и предлагаем выбрать второй вариант», - сказал он.

Бизнес негодует

Реакция бизнес-сектора не заставила себя ждать. Буквально через несколько часов после озвучивания данной инициативы в социальных сетях разгорелись нешуточные споры по поводу необходимости повышения налога с продаж. Кто-то писал, что инициатива на самом деле поспособствует борьбе с теневым бизнесом и развитию безналичных платежей; кто-то, наоборот, считает, что налоговая нагрузка ляжет только на добросовестных предпринимателей. «Акчабар» решил поинтересоваться, что думает бизнес по этому поводу.

Малый и средний бизнес больше всего пострадает от данной инициативы, полагает председатель правления бизнес-ассоциации ЖИА Темирбек Ажыкулов.

«В 2011 году в Кыргызстане решили снизить НДС с 20% до 12%. Тогда правительство жаловалось, что происходит выпадение из бюджета. Поэтому решили ввести налог с продаж, который вводился как временная мера. К 2015-му его обещали убрать. А теперь его не то чтобы убрали, а решили еще и увеличить. Мы не можем понять логику, как это простимулирует выход бизнеса из тени: кто работал в тени, так и будет работать. Вся нагрузка ляжет на добросовестных предпринимателей», - пояснил он.

Бизнесмен Семетей Омургазы назвал инициативу «налогом на бедность», поскольку, по его мнению, в конечном итоге пострадают мелкие предприниматели.

«Не думаю, что это существенный негатив для бизнеса, потому что он может переложить возросшие расходы на потребителя. В итоге пострадают в первую очередь домохозяйства с наименьшими доходами: чем ниже доход домохозяйства, тем большая часть из них приходится на пищевые продукты, до 60%. Если ритейл повышает цены, то страдают больше всего домохозяйства с низкими доходами», - считает он.

Еще один бизнесмен Данияр Аманалиев считает инициативу глупой, поскольку в долгосрочной перспективе она может значительно ухудшить экономическую ситуацию в стране.

«Это плохой прецедент, из которого следует, что государство непоследовательно в своих решениях. Во-вторых, это ухудшает ведение бизнеса. Во всех государствах развитие проходит в обратную сторону, улучшаются условия для ведения бизнеса, а у нас наоборот. В России сейчас заговорили об НДС и повышении пенсионного возраста. Моментально наши власти решили скопировать эти инициативы. Это глупо. Вместо того чтобы оптимизировать свои расходы, государство пытается выжимать из бизнеса как можно больше. Нашему государству давно пора стать меньше и эффективнее. Но у нас постоянно растет число чиновников, структура кабмина усложняется, и все это финансируется тем, что из экономики пытаются выжать больше», - отметил он.

Однако мнение бизнеса о том, что инициатива неудачная, не единогласно. Нашлись среди предпринимателей и те, кто перемен не боится и даже поддерживает нововведение.

«Это одна из мировых практик. Кто не хочет платить НсП, тот работает по безналу; кто работает по налу, платит НсП. У бизнеса всегда есть выбор. А дальше все решит конкуренция. У того, кто принимает безнал, будут расти продажи, так как товар будет дешевле, чем у конкурента, кто работает по налу. Как сейчас, например, делают многие ТСП (торгово-сервисные предприятия) «скидку» на платеж по безналу на размер сэкономленного НсП. Конечный потребитель этого не почувствует. В итоге все ТСП перейдут на безнал. Кардинальная мера, но эффективная и вполне рыночная», - подчеркнул основатель платежной системы «Мобильник» Адилет Боотаев.

Повышаем налог - переходим на безналичку?

Одной из главных причин повышения налога с продаж министр экономики назвал переход на безналичные платежи, которые должны поспособствовать прозрачности экономики.

«Это предложение не связано с целями пополнения бюджета. Эта мера направлена на переход к безналичным платежам и сокращение теневой части экономики. Мы понимаем, что многие субъекты будут пытаться оказывать давление и преподносить эту меру как просчет правительства. Уверен, это будет обусловлено тем, что не все хотят выходить из тени, а предпочитают работать вне правового поля», - пояснил Панкратов.

Такого же мнения придерживается и один из столичных бизнесменов. Он считает, что повышение налога с продаж выведет бизнес из тени, поскольку скрывать доходы станет еще труднее, чем раньше.

«Мне легче и проще работать с безналичными платежами. Сейчас карты есть почти у всех и совершать платежи таким способом удобнее. Я считаю, что государство правильно поступает, нужно уходить от пользования наличными средствами. Во-первых, это прозрачность финансовой деятельности бизнеса и экономики. Во-вторых, это обеспечивает экономию на содержании денежной массы, ведь ее нужно постоянно печатать, обеспечивать инкассацию и нести прочие расходы, которых нет при пользовании банковскими картами. На мой взгляд, бизнес противится этой инициативе, поскольку не хочет легально показывать свои доходы», - заметил он.

Другие полагают, что повышение налога не решит проблему перехода к безналичным платежам.

«Сейчас налог с продаж у нас составляет 2%, при оплате безналичкой налога нет. Но это не решило проблему перехода к безналичным платежам. Некоторые магазины и супермаркеты оставляли себе эти 2% при оплате по карте. Фактически вывода из тени тех, кто работает по наличке, не получилось. Чтобы переходить на безналичку, нужно создавать другие условия», - считает бизнес-консультант Азамат Аттокуров.

Если государство взяло направление на то, чтобы наконец-то стимулировать бизнес перейти на безналичные платежи, то нужно начинать не с таких инициатив.

«В вопросах перехода на безналичные платежи государство должно начать с себя. Все государственные услуги и пополнения в пользу государства должны быть через безналичный расчет. Должны быть условия, при которых гражданин мог оплатить все государственные услуги. Это все должно быть удобно, легко и доступно», - сказал эксперт.

Это же мнение разделяет Семетей Омургазы.

«Я понимаю чаяния Минэконома и понимаю, что переход на безналичные платежи необходим. Однако сначала нужно создать для этого условия. Киоски, транспорт, базар и многое другое – разве там мы можем расплатиться картой? Активными пользователями безналичных платежей являются в основном жители столицы, а это около 30% кыргызстанцев, на которых и отразится подорожание цен.

Развитие безналичных платежей – это прерогатива банковского сектора. Задача Министерства экономики заключается в увеличении темпов роста экономики, которое отразится на благосостоянии граждан. А оно сейчас показывает неэффективную работу и пытается найти способ залатать дыры в бюджете», - считает бизнесмен.

Вопрос для обсуждения

Повышение налога с продаж отразится не только на предпринимателях, но и на конечных потребителях и на покупательской способности, что в дальнейшем будет иметь эффект домино, полагает Аманалиев.

«Когда повышаются цены на товары, покупательская способность населения сокращается. Соответственно производство товаров станет меньше, доходы бизнеса упадут, что приведет к снижению зарплаты. Это целый цикл, который ударит с двух сторон – с точки зрения повышения цен и понижения доходов.

У нас потребительское отношение к экономике. Она у нас, как подыхающая корова, из которой выдавливают последние капли молока. Если выдавливать из этой коровы больше, это не значит, что она даст больше молока. Это значит, что она с еще большей скоростью погибнет. Мы все понимаем, что налог с продаж – это следствие того, что была куча других глупых налогов, которые заменяли и дополняли», - отметил бизнесмен.

Какого-либо обоснования и расчетов того, как повышение налога с продаж повлияет на экономические процессы в республике, инициаторы не представили. По крайней мере, бизнес-сообщество, которое в первую очередь от этого пострадает, такого документа не видело.

«Мы хотим посмотреть, на основании каких расчетов решили увеличить этот налог. Может быть, там и вправду есть какие-то веские причины того, что это сделать необходимо. Пока мы не знаем. Я считаю, бизнес-сообществу и всем заинтересованным лицам нужно собраться на одной площадке и обсудить все плюсы и минусы данной инициативы», - добавил Ажыкулов. 

Еженедельные дайджесты Акчабар

Каждую неделю мы будем готовить для вас обзор наиболее важных и интересных событий

Акчабар для iPhone

  • Курсы валют в Бишкеке
  • Новости и аналитика
  • Карта банкоматов
Закрыть

Акчабар для Android

  • Курсы валют в Бишкеке
  • Новости и аналитика
  • Карта банкоматов и сберкасс
Закрыть