Ослабление сома сыграло важную роль в смягчении шока от COVID-19 для Кыргызстана — МВФ

27.04.2021, 13:02 Акчабар
Ослабление сома сыграло важную роль в смягчении шока от COVID-19 для Кыргызстана — МВФ

Возникший в результате пандемии новой коронавирусной инфекции в 2020 году экономический кризис является беспрецедентным для нашего времени, и даже мировой финансовый кризис (МФК) 2009 года по своей тяжести меркнет в сравнении с COVID-19. Так, во время МФК экономика Кыргызстана выросла почти на 3% в 2009 году и сократилась на 0.5% в 2010-м, тогда как в 2020 году ее спад составил 8.6%.

— Какова оценка МВФ экономической ситуации в Кыргызстане?

— 2020 год был очень трудным годом, когда все страны мира столкнулись с шоком беспрецедентного масштаба. Пандемия COVID-19 привела к снижению темпов роста мировой экономики и, как это ни прискорбно, унесла жизни многих людей.

Как и во всех других странах, в Кыргызской Республике пандемия привела к значительному замедлению экономической активности, потере рабочих мест и увеличению бедности. В 2020 году объем производства сократился на 8.6%. Инфляция повысилась примерно до 10%, а государственный долг вырос до 68% ВВП. Согласно оценкам Всемирного банка, показатель бедности увеличился на 11 процентных пунктов до уровня 31% вследствие снижения доходов и роста безработицы. Пострадали все ключевые секторы экономики, включая промышленность, туризм и транспорт, строительство и торговлю.

Официальные органы приняли ряд мер для защиты жизни людей и смягчения последствий для экономики. К ним относятся экстренные расходы на здравоохранение, расширение программы продовольственной безопасности для уязвимых слоев населения, временная отсрочка налоговых платежей и предоставление субсидированных кредитов для поддержки малых и средних предприятий, а также поддержка ликвидности банков. Международное сообщество предоставило финансовую помощь. Кыргызская Республика стала первой страной, получившей экстренную финансовую помощь МВФ в связи с COVID-19 на сумму примерно $242 млн.

Несмотря на то что худшее, как мы надеемся, уже позади, вирус продолжает распространяться, и риск новой волны пандемии сохраняется. В связи с этим наиболее приоритетной задачей является обеспечение доступа к вакцинам и проведение массовой вакцинации в кратчайшие сроки. Если кризис в области здравоохранения удастся сдержать, то в этом году также начнется восстановление экономической активности, которая продолжит расти в 2022 году.

Жизнь постепенно вернется в нормальное русло, люди вернутся на работу, чтобы зарабатывать деньги, границы снова откроются для торговли и поездок, а компании снова начнут нанимать сотрудников. С учетом благоприятных перспектив развития мировой экономики мы прогнозируем, что темпы экономического роста Кыргызской Республики возрастут до 3.8% в 2021 году, что соответствует среднему показателю по региону, и увеличатся до 6.4% в 2022 году, чему будут способствовать рост добычи золота и оживление в области туризма, транспорта и связанных с ними отраслях услуг. Тем не менее неопределенность остается высокой, поскольку пандемия может принять неожиданный оборот.

— Что, на Ваш взгляд, нанесло наибольший урон экономическому положению в стране?

— Прежде всего, текущий кризис представляет собой кризис в области здравоохранения, в ходе которого были понесены колоссальные человеческие жертвы. Возникший в результате экономический кризис является беспрецедентным для нашего времени, и даже мировой финансовый кризис (МФК) 2009 года по своей тяжести меркнет в сравнении с COVID-19. Так, во время МФК экономика Кыргызстана выросла почти на 3% в 2009-м и сократилась на 0.5% в 2010 году, тогда как в 2020-м ее спад составил 8.6%.

Хотя это не стало неожиданностью, к сожалению, в наибольшей степени пострадали трудоемкие секторы экономики: спад в сфере туризма составил почти 80%, в транспорте — 30%, в торговле — 16% и в строительстве — 16%. В то же время сельское хозяйство пострадало в меньшей степени, поскольку в Кыргызской Республике его основная часть находится в ведении семей и не предполагает активного взаимодействия людей в замкнутой среде. В 2020 году его рост составил примерно 1%, что все же ниже по сравнению с 2.7% в 2019 году.    

Помимо сокращения рабочих мест и доходов, имел место рост инфляции с 3% в 2019 году до примерно 10% в 2020-м. Этот рост был обусловлен, прежде всего, ослаблением курса сома по отношению к доллару и ростом цен на импорт продуктов питания во всем мире. Высокая инфляция ведет к снижению макроэкономической стабильности и росту неопределенности, а значит, препятствует принятию инвестиционных решений и деловой активности. Кроме того, инфляция вызывает снижение покупательной способности населения и приводит к увеличению бедности. Несмотря на то что инфляция на уровне 10% не вызывает опасений, в частности потому, что ее рост в значительной степени был вызван внешними факторами, ей следует уделять пристальное внимание, с тем чтобы не допустить ее дальнейшего роста. Собственно, мы уже наблюдали небольшое снижение темпов инфляции в марте, и это внушает оптимизм.  

— Как долго экономика КР будет восстанавливаться и когда можно ожидать возвращения к докризисным показателям?

— До пандемии темпы экономического роста в Кыргызской Республике составляли примерно 4% в год. По нашим оценкам, они соответствуют потенциальному ВВП страны, то есть уровню экономической активности, который может поддерживаться без возникновения макроэкономических дисбалансов, таких как высокая инфляция или увеличение торгового дефицита. В 2020 году ВВП резко сократился вследствие кризиса, однако если пандемию удастся сдержать, экономическая активность должна восстановиться и выйти на предшествовавший пандемии уровень в 2022 году. Инфляция также должна вернуться в целевой диапазон центрального банка на уровне 5-7%; дефицит счета текущих операций платежного баланса должен стабилизироваться на уровне 6% ВВП, а налоговые поступления должны восстановиться, способствуя тем самым сокращению бюджетного дефицита и государственного долга. Однако в ближайшие годы ВВП останется ниже уровня, ожидавшегося до кризиса. Другими словами, произойдет долговременное сокращение объема производства, которое часто называют эффектом экономических «шрамов», вызванных пандемией. Для компенсации этого сокращения производства Кыргызской Республике необходимо ускорить проведение структурных реформ с тем, чтобы повысить потенциальный объем производства и темпы роста ВВП. Этого можно достичь путем улучшения делового климата, повышения производительности, привлечения инвестиций и расширения рынков труда.  

— Какие шаги Кыргызстану необходимо предпринять сегодня для более мягкого выхода из кризиса и какие вызовы ждут экономику Кыргызстана в 2021 году?

— Этот год обещает стать годом восстановления во всем мире, однако сохраняется значительная неопределенность, поскольку пандемия еще не закончилась. Наиболее приоритетными задачами являются сдерживание распространения вируса и защита жизни людей, что потребует активизации усилий по обеспечению доступа к вакцинам и повышению качества соответствующих медицинских услуг. Далее следует экономика. Как и в других странах, экономика Кыргызстана по-прежнему уязвима перед пандемией, и для преодоления кризиса, возможно, потребуется продолжить применение фискальных стимулов, в том числе путем поддержки малых и средних предприятий и наиболее пострадавших секторов экономики с целью сохранения рабочих мест и доходов, а также защиты уязвимых слоев населения.

С учетом этих факторов ожидается, что в 2021 году дефицит бюджета увеличится до 4.2% ВВП по сравнению с 3.3% в прошлом году. Однако в случае, если мобилизовать достаточное бюджетное финансирование не удастся, потребуется перераспределить расходы, отдавая приоритет расходам на здравоохранение и социальные нужды, а также инвестициям с наиболее высокой ожидаемой доходностью. Что касается денежно-кредитной политики, то Национальный банк сможет продолжать поддерживать экономику в случае снижения инфляции, однако, возможно, ему придется ужесточить политику, если возникнет давление со стороны спроса. Кроме того, потребуется бдительность органов банковского надзора для отслеживания системных факторов уязвимости в банках. Ослабление обменного курса в 2020 году сыграло важную роль в смягчении шока. Без него валютные резервы были бы исчерпаны, а завышенная стоимость сома привела бы к увеличению риска для финансовой стабильности. Необходимо поддерживать гибкость обменного курса.

После 2021 года основной задачей экономической политики будет повышение устойчивости экономики путем восстановления макроэкономических буферных резервов. Низкая инфляция, относительно низкий уровень долга и бюджетного дефицита, достаточно высокий уровень международных резервов, прочная банковская система и гибкий обменный курс предоставили Кыргызской Республике возможность проводить гибкую антициклическую политику в период кризиса без ущерба для макроэкономической стабильности. Некоторые из этих буферных резервов были исчерпаны в 2020 году, и их необходимо постепенно восстанавливать. Государственный долг вырос с 51% ВВП в 2019 году до 68% в 2020-м; бюджетный дефицит увеличился с почти сбалансированного уровня до 3.3% ВВП; инфляция повысилась до 10%; а международные резервы несколько сократились. Наши рекомендации официальным органам заключаются в том, чтобы:

  1. При планировании среднесрочной налогово-бюджетной политики стремиться к сокращению государственного долга до уровня ниже 60% ВВП к 2025 году, чего можно достичь без ущерба для экономического роста путем постепенного сокращения дефицита.
  2. Корректировать при необходимости денежно-кредитную политику для поддержания инфляции в диапазоне середины первого десятка процентных показателей, что соответствует целевым значениям, установленным Национальным банком.
  3. Сохранять прочную резервную позицию, в том числе за счет привлечения льготного донорского финансирования. Сохранение гибкости обменного курса также будет иметь принципиально важное значение.  

В дополнение к макроэкономической стабильности, которая необходима, но недостаточна для экономического роста и создания рабочих мест, Кыргызской Республике необходимо расширять структурные реформы с целью перехода от зависимости от денежных переводов и внешней помощи к более диверсифицированной экономике с ведущей ролью частного сектора, в которой государство выполняет функцию посредника и создателя благоприятных условий, обеспечивая стабильную правовую базу и основы экономической политики, качественную инфраструктуру, благоприятную для рынка деловую среду и производительную трудовую силу. Наша диагностическая оценка выявила следующие ключевые направления реформ, которые могут устранить препятствия для экономического роста:

  • укрепление системы управления и сокращение коррупции;
  • восстановление финансовой стабильности энергетического сектора, которое может потребовать постепенной корректировки тарифов;
  • расширение доступа к финансированию; снижение нетарифных торговых барьеров;
  • развитие трудовых навыков и повышение качества образования.

Для реализации этих реформ потребуется время, но чем раньше они будут начаты, тем быстрее появятся результаты. 

— Как Вы оцениваете размер государственного долга Кыргызстана? Может ли страна продолжить политику внешнего заимствования?

— Говоря о размере государственного долга, мы рассматриваем его в сравнении с ВВП, который отражает размер экономики. Это связано с тем, что страны с более крупной экономикой могут позволить себе иметь более высокий номинальный долг. В 2020 году государственный долг Кыргызской Республики вырос на 16.5% ВВП до уровня 68%, что отражает совокупное воздействие увеличения бюджетного дефицита, которое было необходимо для поддержания экономики в период кризиса, сокращения ВВП и ослабления обменного курса. Это было значительным увеличением долга, и наш анализ показывает, что, хотя государственный долг остается устойчивым, он оставляет мало бюджетных возможностей для реагирования на будущие спады.

Другими словами, если страна вернется на траекторию стабильного роста, она будет в состоянии обслуживать свою задолженность, однако в случае возникновения нового кризиса в будущем она может столкнуться с финансовыми трудностями. Именно по этой причине мы рекомендуем начать проведение бюджетной консолидации с 2022 года. Сокращение бюджетного дефицита позволит понизить государственный долг и повысить устойчивость экономики. Мобилизация льготного внешнего финансирования (то есть грантов и займов с длительными сроками погашения и низкими процентными ставками) позволит облегчить бремя обслуживания долга и высвободить государственные ресурсы для покрытия других приоритетных расходов, таких как расходы на здравоохранение, образование, инфраструктуру и социальную защиту. Не менее важное значение также имеют структурные реформы, которые позволяют увеличивать объем производства и, как следствие, снижать отношение долга к ВВП.

Еженедельные дайджесты Акчабар

Каждую неделю мы будем готовить для вас обзор наиболее важных и интересных событий

Акчабар для iPhone

  • Курсы валют в Бишкеке
  • Новости и аналитика
  • Карта банкоматов
Закрыть

Акчабар для Android

  • Курсы валют в Бишкеке
  • Новости и аналитика
  • Карта банкоматов и сберкасс
Закрыть
<
×