Рублевая или юаневая зона? Перспективы для экономики КР в условиях чужих санкций

24.03.2022, 09:57 Екатерина Улитина
Рублевая или юаневая зона? Перспективы для экономики КР в условиях чужих санкций

Широкое обсуждение создания единой рублевой зоны в рамках Евразийского экономического союза возникло с подачи министра экономического развития России Максима Решетникова по итогам заседания ЕЭК. Хотя на самом деле он говорил лишь о распределении таможенных пошлин между союзниками, но даже эта перспектива обрадовала не все страны ЕАЭС. Что для Кыргызстана означает рублевая зона и  как будет развиваться ситуация с учетом санкций?

Так о чем же говорил министр экономики России? 

Россия и Беларусь вынуждены отказаться от долларов из-за санкций. Поэтому и переход на рубли при распределении таможенных пошлин — вынужденный шаг, а не выбор. 

«Те пошлины, которые получает каждая страна, они потом расщепляются в определенной пропорции, которые закреплены договором союза и, соответственно, попадают в бюджеты соответствующих стран. Раньше все это проходило с использованием иностранной валюты. На сегодняшний момент договорились о поэтапном переходе в расчеты в национальных валютах», — пояснил российский министр.

Правда, страны ЕАЭС, на которые санкции не распространяются, предпочитают и дальше получать свою долю от общих сборов в долларах. О том, что остальные три страны союза, в том числе Кыргызстан, продолжат собирать, перечислять и распределять импортные пошлины в иностранной валюте, сообщило правительство Казахстана. 

Стремление оставлять валюту для своей экономики — разумно, но сомнительно, что эта мера существенно облегчит положение экономик Казахстана, Кыргызстана и Армении,которые хоть и прямо не попали под действие санкций западных стран, но испытают их на себе. 

ЕАЭС до санкций

Чтобы понять, масштабы последствий новой экономической реальности, для начала стоит представить, как выглядела экономика ЕАЭС до введения санкций. 

 

Это показатель торговли стран ЕАЭС с третьими странами. Он составил в 2021 году $844.1 млрд. Из них экспорт — $525.6 млрд, импорт — $318.5 млрд. Эти торговые операции естественным образом насыщали рынок стран ЕАЭС долларовой массой. Теперь их станет существенно меньше. Чтобы понять, насколько сильно сократится поток долларов, достаточно взглянуть на долю России в торговле. 

 
Можно предположить, что страны, необремененные санкциями, увеличат торговлю с третьими странами и смогут выровнять общую ситуацию. Но спрогнозировать, какой будет объем торговли в 2022 году, учитывая нестабильность политической ситуации и множество других факторов, практически невозможно. Поэтому сейчас Кыргызстану, Казахстану и Армении стоит готовиться к нехватке долларов и переизбытку рублевой массы.

 

«Фактически мы уже попали в рублевую зону, но не были к этому готовы, да и условия не лучшие. Одно дело торговать в национальных валютах с 5-6 странами и совсем другое дело, что мы просто де-факто, без подготовки оказались в рублевой зоне. Это прыжок очень похожий на 90-е. То есть мы уже в 90-х, просто пока не все это поняли. Что нас ждет? Дикое подорожание, инфляция, выпадение привычных товаров и замещение их китайскими аналогами», — говорит политолог Денис Бердаков. 

Свои выводы он объясняет тем, что после введения санкций рынок Кыргызстана стремительно наполняется рублями по двум каналам. Во-первых, переводы трудовых мигрантов теперь поступают в рублях, тогда как раньше банки их получали в долларах. Речь идет о колоссальных для республике суммах. В прошлом году, например, банки Кыргызстана в виде переводов от физлиц поступали на корреспондентские счета $2.8 млрд. 

Во-вторых, расчеты в рублях получают экспортеры от российских клиентов. 

«Вероятно, банки очень скоро скажут, зачем нам это все? Куда мы денем столько рублей? Более того, и сом может стать в тягость. Мы не понимаем, зачем нам сом, и это, пожалуй, основная проблема нынешнего положения», — говорит Денис Бердаков. 

Куда деть рубли?

Вариантов сделок за рубли сейчас немного. Если точнее, всего один — купить что-то в России. Проблема в том, что выбор товаров, которые производятся в России, довольно ограничен. Многие привычные вещи, которые поставлялись из РФ, произведены на самом деле в Европе. Теперь из-за санкций поставки прекратились. Многие товары мы закупали в Китае и в Турции, где за рубли вряд ли получится что-то приобрести.

К слову, зависимость от импортных товаров свойственна не только Кыргызстану, но и союзу в целом. Внутренняя торговля всех стран ЕАЭС составляет лишь $72.6 млрд. Это в 11.6 раза меньше, чем объем внешней торговли. 

Иными словами, ни одна из стран ЕАЭС по отдельности и весь союз вместе в настоящее время не может самостоятельно обеспечить себя необходимыми товарами. Если с продуктами питания дело обстоит более или менее хорошо, то остальное — медикаменты, товары народного потребления, одежда, автомобили и многое другое — придется покупать за границей, за доллары, поступление которых под вопросом. 

Для Кыргызстана есть и еще один вопрос: республика пока не договорилась о расчетах в рублях за поставки российского газа и бензина. Пока, согласно прежним договорам, мы платим поставщикам в долларах. 

«Сейчас мы утонули в рублях, мы не понимаем, что физически с ними делать. Раньше мы могли поменять их на доллары, на тенге, сумы, но теперь они и в этих странах не нужны. Мы никуда их не продадим. Только если Китай договориться с Россией, то через год-два теоретически возможно, что какие-то перспективы прорисуются. Но и это очень туманно. Единая валюта — пока что-то размытое», — резюмирует Бердаков. 

Вслед за юанем

Политолог считает, что проблема переизбытка рублей на рынке частично может быть решена, если Россия и Китай договорятся о взаиморасчетах в их нацвалютах. Но этот вариант маловероятен.

«Если Россия и Китай достигнут договоренности, нам станет легче. Но у них такой баланс торговли, что это в принципе невозможно. Более реалистичный вариант, что через 3-4 года мы все перейдем на торговлю в юанях. И Россия, и мы тоже. Юань фактически станет расчетной валютой, но с сохранением сома. Ситуация будет примерно, как в 90-х. Были какие-то деньги и были доллары. Но надо понимать, что это частичная потеря суверенитета и это опасно. При этом даже этот вариант возможен не сразу. А пока нас ждет тотальная потеря торгово-логистических цепочек и тяжелая перенастройка рынка», — говорит Бердаков. 

Договоренности России и Китая о единой валюте

Создание единой валюты с Китаем всерьез не рассматривает ни одна страна ЕАЭС, в том числе и Россия. Об этом заявил министр по интеграции и макроэкономике Евразийской экономической комиссии Сергей Глазьев в эфире телемоста в агентстве Sputnik. 

«Создание международной валютной системы с Китаем в ЕАЭС на повестке дня не стоит. У нас действует стратегия развития финансовой системы до 2025 года. В рамках нее реализуется концепция развития финансового рынка. В ней нет ни одного пункта или решения о запуске новых финансовых инструментов в рамках ЕАЭС», — сказал Глазьев.

Однако он добавил, что академические круги России и Китая обсуждают ускорение создания новых валютно-финансовых инструментов, которые могли бы заменить западные валюты в качестве резервных валют. Экспертное сообщество России готовит предложение своему правительству. Идея основана на модели нового международного валютного инструмента. Она была представлена еще 10 лет назад на форуме в Астане, но за прошедшие годы так и не стала чем-то более весомым, чем теоретическая концепция. Теперь же о ней вспомнили, но вряд ли стоит рассчитывать на ее скорую реализацию, учитывая бюрократические механизмы ЕАЭС и ШОС, а также то, что каждая страна будет тщательно изучать и взвешивать все последствия для своей экономики. 

О договороспособности партнеров по ЕАЭС говорит, например, последнее заседание евразийской экономической комиссии, где главной темой стал вопрос не самый чувствительный — распределения таможенных пошлин. Но согласованной позиции пять стран достичь не смогли. Подписали в итоге лишь решение об обнулении пошлин на оплодотворенную икру.  

Что ждет Кыргызстан?

Пока Кыргызстан в полной мере не почувствовал действие санкций, в ближайшие месяцы можно ожидать роста инфляции и безработицы. С начала военных действий в Украине большинство швейных производств остановили поставки в Россию из-за колебаний валютного курса. Когда торговля восстановится, неизвестно. Россияне готовы покупать одежду из КР, но платить за нее будут в рублях. А это риск, который не готовы брать на себя кыргызстанские предприниматели. 

Только в Бишкеке и Чуйской области в швейной промышленности, по данным экспертов, заняты 300 тысяч человек. Именно они могут стать первыми, кто потеряет работу.

Но стоить помнить, что в сегодняшней непростой ситуации есть не только риски, но и возможности для развития экономики. Другой вопрос, если этими возможностями не смогли воспользоваться за 30 лет при более благоприятных условиях, то что заставит воспользоваться ими теперь?

«Нужно обладать незаурядным умом, колоссальными организаторскими способностями, чтобы быстро понять, куда двигаться, как выстроить новые торговые связи, условия сотрудничества и переориентировать себя на новые рынки сбыта», — заключил Бердаков.

Еженедельные дайджесты Акчабар

Каждую неделю мы будем готовить для вас обзор наиболее важных и интересных событий

Акчабар для iPhone

  • Курсы валют в Бишкеке
  • Новости и аналитика
  • Карта банкоматов
Закрыть

Акчабар для Android

  • Курсы валют в Бишкеке
  • Новости и аналитика
  • Карта банкоматов и сберкасс
Закрыть
<
×